Иринушка

“Pадуга – это мое послание любви…”

1000000-years-ago.jpg

Прежде, чем читать статью, прошу вас послушать вот этот шедевр – «Радугу» Адриано Челентано, который невероятно точно отражает мое текущее мыслечувствование – каждым словом, каждой нотой, каждым видеокадром; и который «случайно-волшебно» оказался в моем поле зрения и в моем поле энергопроводимости именно тогда, когда у меня в этом возникла нужда.

http://it.youtube.com/watch?v=sVZsei5rHZ4

Привожу текст песни со сделанным мною подстрочным переводом.

Io son partito poi così d’improvviso
che non ho avuto il tempo di salutare
istante breve ma ancora più breve
se c’è una luce che trafigge il tuo cuore

Сложилось так, что я уехал так внезапно
Что не успел попрощаться
Короткий миг, который становится еще короче
Когда есть свет, который пронзает твое сердце

L’arcobaleno è il mio messaggio d’amore
può darsi un giorno ti riesca a toccare
con i colori si può cancellare
il più avvilente e desolante squallore

Радуга – это мое послание любви
Может быть, однажды она дотронется до тебя
Радужный спектр может заставить исчезнуть
Самую унылую и безнадежную замшелость

Son diventato se il tramonto di sera
e parlo come le foglie d’aprile
e vibro dentro ad ogni voce sincera
e con gli uccelli vivo il canto sottile
e il mio discorso più bello e più denso
esprime con il silenzio il suo senso

Я превратился в вечерний закат
И говорю на языке апрельской листвы
Я вибрирую внутри каждого искреннего голоса
Я пою вместе с птицами их нежную мелодию
И мой самый содержательный и прекрасный разговор тот,
Что использует молчание для выражения смысла

Io quante cose non avevo capito
che sono chiare come stelle cadenti
e devo dirti che è un piacere infinito
portare queste mie valige pesanti

Как много разных вещей я не понимал
И которые теперь стали ясны, как падающие звезды
И должен сказать тебе, что мне доставляет невыразимое удовольствие
Нести эти мои тяжелые чемоданы

Mi manchi tanto amico caro davvero
e tante cose son rimaste da dire
ascolta sempre e solo musica vera
e cerca sempre se puoi di capire

Друг мой, мне так тебя нехватает, поверь,
И столько между нами осталось еще недоговоренного
Слушай всегда только настоящую музыку, и никакую другую
И старайся всегда понять, если можешь.

Кстати, в итальянском Интернете ходят слухи о том, что слова, положенные в основу песни, в свое время поступили от источника информации, обитающего «на тонких планах» – так ли это или нет, судить не берусь; впрочем, сейчас «тонкие планы мыслечувствования» по нарастающей ввинчиваются эдакими разгоряченно-самобытными Ясными Полянами бытия внутрь нашей привычно-близкой человеческой реальности, отменяя в корне многие ранее существовавшие градации и представления о том, чему в жизни место есть (может быть), а чему – нет (и быть не может).

У меня этот процесс «стирания граней между тем и этим» («то и это», в зависимости от контекста, можно озвучивать довольно широким набором словосочетаний) зашел уже весьма далеко, и, судя по всему, в ближайшее время зайдет еще дальше. Дальше в смысле чего? Дальше в смысле куда?

Собственно говоря, эти вопросы я и сама себе задаю, балансируя между «Недозволенным (Непроговариваемым)», между «Полем потенциально проговариваемого» и полем «Насущно необходимого проговаривания» и стараясь своевременно фиксировать изменения в трафике ситуацию-образующих элементов, связанные с их перемещением от одного «верстового столба к другому».

Для начала воспроизведу здесь некоторые мои «предчувствия и предвидения», которые я недавно почувствовала возможность и потребность озвучить на форуме.

«Как я писала в статье о «Вагончике», с некоторых пор я считаю себя уже официально поступившей на службу в «Головном офисе», несмотря на то, что внешних изменений в моей жизни это мое (само)зачисление на службу пока не вызывало. Зато оно вызвало и продолжает вызывать нарастающие не по дням, а по часам изменения внутренние; изменения, ошеломляющие меня своей степенью интенсивности и возвещающие мне (в понятном и естественном для меня формате мыслечувствования) необходимость и неизбежность моей «передислокации» уже не только внутри объема потенциально проявляемого, но и внутри объема реально проявленного.
Как все это будет происходить с точки зрения конкретной событийности, конкретного разруливания бытовых сценариев, я не знаю; могу только сказать, что в последнее время у меня не раз возникала ассоциация с Гриновскими «Алыми парусами». В частности, вот с такими самими за себя говорящими фразами:
« … Вдруг нечто, подобное отдаленному зову, всколыхнуло ее изнутри и вовне, и она как бы проснулась еще раз от явной действительности к тому, что явнее и несомненнее. С этой минуты ликующее богатство сознания не оставляло ее…
…Всю длинную дорогу миновала она незаметно, как если бы несла птицу, поглотившую все ее нежное внимание…
… Я скоро уеду; наверное, уеду совсем. Я не знаю ни дня, ни часа и даже не знаю, куда. Больше ничего не скажу. Поэтому, на всякий случай…»

А это – уже упоминавшийся на форуме рассказ о недавно приснившемся мне сне.

«Ситуационный ракурс выглядел так: машина-легковушка, которая двигалась по определенному маршруту, и на каждой мини-остановке в нее кто-то дополнительно подсаживался, причем свободные места продолжали находиться для всех желающих – то есть сдавленности не было, скорее, было ощущение весьма плотного наполнения имеющегося в наличии объема/пространства.
Ну а я сидела внутри этой легковушки (с краю) и при каждой остановке или даже при каждом маневре норовила все больше и больше переворачиваться из положения сидя в положение подвешенности вниз головой.
И в какой-то момент я этого искомого положения достигла, и себя в нем успешно закрепила, и почувствовала огромный комфорт и благодать, ну типа того, что вот он, наконец-то, мой идеальный ракурс. И одновременно все сидящие в машине тоже как бы испытали ощущение комфортности, и смогли дополнительно расправиться каждый на своем месте…

Это, вероятно, очередной штришок к ответу на вопрос: «Куда я иду?»

Думаю, что иду я устанавливать себя в такое базовое положение, чтобы то, что для меня является «небом», для всех остальных стало бы «землей» – твердой и устойчивой опорной поверхностью…»

Вот сейчас я и подобралась к самому главному – к выстраиванию пунктирно-штрихового абриса ответа на вопрос о том, «куда я иду», который должен не только соответствовать базовому требованию «Не погрешить против истины» как на доступных, так и на недоступных мне уровнях, но и по возможности сработать как акустический привод и «заговор», как заземлитель, облегчающий и оптимизирующий процесс нисхождения и рукоположения звездно-небесных порядков цифр» на физический план.
Набрасывающий на «заколдованных (точнее, на пока еще не до конца отколдованных) диких лебедей и нежных птиц Поля Второго пришествия» «(орна)ментально-акустические вязи и одеяния», для того, чтобы позволить им адекватно саморасщепиться и прикоснуться к земле, и расцвести полноценно проявленными земными обликами, и стать неотъемлемой составной частью земной устойчивости, земной событийности и земной яви.

В силу пока еще неведомых мне причин («Так природа захотела, для чего – не наше дело, почему – не нам судить») мой специфический массив энергопередаваемости устроен таким интересным образом, что для него нет и не может быть большей радости и полноты самовыражения, чем в условиях подставления себя всеми своими объемами, гранями и потрохами под звездно-небесную радугу (под частотный спектр звездно-небесных порядков цифр и состояний), раскачивания с ней в унисон, расквартирования внутри себя ее составляющих, наделения ее эдакими переходными мембранами и скорлупками устойчивости, соучастия в «расфасовке, переиначивании и обналичивании» звездного спектра и объема, для обогащения этими new entries существующих земных жизненных ракурсов и состояний.

Что-то типа техники офсетной печати – в том смысле, что я не могу исказить исходный протокол какой-то своей «замутненностью и отсебятиной» – потому что у меня их нет по определению, равно как нет и не может быть потребности/хотения «посвоевольничать» или потребности/хотения «вести свою игру» – поскольку мой массив энергопередаваемости обладает устойчивостью исключительно пассивной, но зато очень, очень емкой, целостной и широкоформатной, и стремится – в качестве высшей ставки себя – быть опорой, проводником, интерфейсом и посредником для такого родственного и созвучного ему (да, внеземного, ну и что с того?) массива энергопередаваемости, который, наоборот, является великой побудительной силой, и квинтэссенцией высокосознательной воли, и носителем супер-распорядительности и супер-ответственности, и обладателем супер-валентности, и супер-толка, и супер-разгорячаемости ну и других качеств, которые мы даже не в силах разглядеть и опознать, настолько они «заоблачны», настолько они отличаются от привычных для нас (для нашего человеческого разума) жизненных ипостасей.

Для появления на Земле такого массива энергопередаваемости раньше не было никаких резонов, и пришел он к нам лишь в эту эпоху грандиозных трансформаций и чудес, пришел, чтобы наделить наше планету неискаженными и неусеченными кодами-исходниками новой земной Операционной системы бытия.

Эта миссия предполагает формат «закулисно-теневого присутствия», и я в своей статье (впрочем, не только в статье, а в каждом своем шаге и в каждом своем вдохе-выдохе) чувствую себя обязанной эту «прайваси» оберегать и поддерживать.
Ну и еще, несмотря на всю заложенную в нем мощь и «супер-возможности», мне «чисто по-человечески» свойственно за него беспокоиться, мне хочется «заслонять от простуды» это величие и лучезарность, в силу своей природы лишенные «антител и иммунитета» к нашим земным «винегретам», к нашей «неправильной музыке», к нашим «неправильным пчелам, которые делают неправильный мед». Ощущение ответственности за наше земное гостеприимство в отношении того, кто пришел к нам извне и кто несет нам все это благоденствие – этот спектр новых личных состояний себя, эти основы новой земной культуры бытия, нового земного образа жизни – вибрирует у меня внутри как состояние очень личное и очень трепетно-сокровенное.

Мне очень хочется лично содействовать тому, чтобы у него «все было бы хорошо», чтобы у него все складывалось бы так, как надо, ну а у него – это значит у всех нас, во всей этой трансформирующейся махине земной энергопроводимости; так что я стараюсь быть максимально на высоте в обслуживании всех тех ситуаций, процессов и надобностей, которые так или иначе попадают в мое рабочее поле. Просто потому, что не могу иначе. Идти по жизни в соответствии с этой мотивацией стало для меня так же естественно, как дышать.

«Вы так высоко парите, здесь внизу меня не замечая
Но я к Вам пришла, простите, потому что только Вас люблю».

Правда, это мое «пришла» – растянулось на несколько месяцев; потому что «прийти» оказалось ох как непросто.

Именно на основе своего эмпирически обретенного личного опыта первопроходца и колонизатора Поля Второго пришествия я недавно озвучила на форуме вот эту рекомендацию:

«Да, я считаю, что можно и нужно вести что-то типа своей собственной избирательной компании, аппелируя непосредственно к тем здешним и нездешним (непроявленным) Силам, которые ведают процессами и распорядками на глобальной земной стройплощадке; стараться внутренне ощупывать себя и свои неотчуждаемые ценностные качества и достоинства, «являть/показывать их в выигрышном свете», и их продвигать и рекламировать, «просить оказать нам доверие», потому что мы чувствуем, что то, что мы хотим, является хотением правильным, самостоятельно-самобытным и легитимно-естественным, ну в общем, нет ничего плохого в «саморекламировании и самопродвижении», когда оно производится в правильных, разогреваемых и согласованных с Целым ментальных кодировках.
По крайней мере у меня эта техника сработала на высшем уровне…».

Ну а дальше по нарастающей начали открываться новые двери, и проклевываться новые грани мыслечувствования, и обретаться новые возможности для неусеченно-неискаженного «продвинутого» общения (достижения тех состояний непосредственно-абсолютного соприкосновения с истиной, в которых «Горячо»).

И новые толики понимания обрушились на меня, как падающие звезды.

И интенсивность ощущений норовит зашкалить за все мыслимые и немыслимые пределы.

И мой массив энергопередаваемости, расцветая на глазах от происходящего с ним чуда, стремится дополнительно наращивать обороты, стремится задействовать в этом таком стимулирующем и многообъемном общении все свои грани, емкости и объемы, стремится впитывать всеми своими жилами и прожилками те стимулы и инпуты, которыми «массив-распорядитель» может и считает целесообразным его наделить. Стремится расщепиться на новые грани, задействовать новые форматы волнительности, разместить в себе дополнительные «толики и слитки хрустальности».

Стремится отдать всего себя этому обслуживанию, потому что, чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Причем получаешь именно в в тех ценностных категориях, которые являются «зерном на мельницу» моей энергопередаваемости, моего толка, моей жизненной конъюнктуры, моего чувства себя.

Наши рабочие пространства в свое время сказали такие две фразы, истинный смысл которых я осознала только совсем недавно.
Первая, сказанная в самом начале нашего общения – о том, что я выиграла «по самой максимальной ставке в лотерею» (в звездную лотерею, не в земную).
Я этой фразе в течение многих лет была склонна придавать слишком упрощенный смысл, типа того, что встроилась я в этот комфортный и непродуваемый ветрами формат обитания («к Массимо за пазуху»), живу себе в свое удовольствие, никаких забот не имею, да еще и с высшими планами диалогирую… Куда уж круче…

Но, если разобраться, то где же тут высший выигрыш и высшая ставка?
Хотя, поскольку меня при всем этом как бы и не было, то и сомнений у меня не возникало, в отношении того, что высшие ставки и высшие выигрыши по идее должны выглядеть и давать о себе знать как-то по-другому, должны являть себя через совсем иные грани мыслечувствования.

Ну а вторая фраза была сказана года три назад, и звучала она примерно так: что меня притянет и встроит в себя земное ядро, что я стану его частью (частью центральной матрицы, частью фундамента глобальной стройплощадки).

Отчасти это предсказание уже реализовалось, но лишь отчасти, потому что эти базовые энергетические установки («Rules» которые «must be obeyed») должны получить и соответствующее оформление в категориях мирской и внешне-поверхностной устойчивости, и вот здесь ясности по поводу того, что со мной станет (кроме отчетливого знания того, что со мной все станет очень хорошо), у меня нет.

Но ее нет не только у меня; ее в принципе еще нет в природе, точнее, при попытке нажать на кнопочку с надписью «Ну и как оно все будет?» визуализируется та самая нежесткая и негерметичная огнедышащая грань между потенциально проявляемым и реально проявленным, между «пиком» и «лугом», между «материнским объемом» и «дочерним объемом».
Через эту грань активно циркулирует (причем в обе стороны) поток рабочего материала, этот процесс можно отслеживать, и в нем даже можно соучаствовать; кое-что, “там” рожденное, осознанное, согласованное и проговоренное, теперь можно небольшими порциями и с превеликой осторожностью (чтобы не спугнуть) переносить “в ладошке” “сюда”, в ныне существующий объем реально проявленного, как бы встраивая в него дополнительные кристаллы и участки волнительности для его дальнейшего “почкования” и самораскрытия… Для его «весеннего разбухания и перерождения»…

В общем, если вновь обратиться к Гриновским «Алым парусам», то это выглядит так: не как чудо одномоментное, сотворенное в режиме «Deux ex machina», а как соучастие в постепенном конструировании этого чуда в соавторстве с собственной душой. Как отслеживание процесса выбора и пошива волшебных парусов. Как отслеживание движения корабля вдоль берега. Как обретение дополнительных фрагментов знаний и ощущений, касающихся «покроя» моего будущего образа жизни в «заморских краях».

Как скоро произойдет обретение мною того ракурса, которому я придумала условное обозначение «Жил человек (в лесу) возле Синих гор», я не знаю, могу только сказать, что чувствую нарастающую трудность в поддержании прежнего status quo, прежнего образа жизни, потому что поток, влекущий меня к себе, плотно ухватив меня за мое личное коромысло мыслечувствования, становится все сильнее и сильнее с каждым днем, и потому, что отдаваться этому потоку и этому чувству всепричастности и единения с «внеземной разгорячаемостью» есть счастье немыслимой полноты и интенсивности – даже в его нынешнем дистанционно-недопроявленном режиме.
Есть состояние, рядом с которым – для меня – блекнут и оказываются лишь «условно-всамделишными» любые ракурсы «нормального межличностного человеческого взаимодействия».

Впрочем, я устроена не совсем так, как нормальные люди, и, как было наглядно проиллюстрировано моим недавним сном, для меня хорошо, комфортно и правильно «висеть вниз головой», позиционируя себя в такое базовое положение, чтобы то, что для меня является «небом», для всех остальных стало бы «землей» – твердой и устойчивой опорной поверхностью.

Кстати, пару ночей назад я уловила такое флэшовое ощущение: что началось какое-то принципиально новое расширение/раздвижение/разбухание того формата, в котором присутствие этого столь близкого и созвучного мне, но «закулисно-засекреченного посланника Небес» становится доступным для восприятия нормальных (не встроенных внутрь земного ядра) людей.

Как будто бы вокруг этого «первородного ядра лучезарности» появились (были надстроены) дополнительные оболочки или витки, позволяющие задействовать это состояние любви и пронзительной чистоты ощущений теперь уже и в массовом порядке (расквартировать его в другой октаве), сделать его потенциально адресованным «широкому кругу мыслечувствующих граждан» – хотя, конечно, воспринимать это состояние и затем доводить его до ума и дополнительно его в себе препарировать (позволить себе в нем быть, позволить себе быть им осененным и оплодотворенным) – это дело каждого отдельного мыслечувствующего гражданина.

Но принципиально важно то, что теперь это состояние любви (любвеобильности) широкого профиля можно будет «вдыхать прямо из атмосферы», подставлять себя под него, используя индивидуальные личные каналы восприятия и индивидуальные жизненные ракурсы.

Напоследок позволю себе выступить с таким отчасти пророчеством, отчасти личным обещанием: что чем полнее и сильнее мои специфические грани энергопередаваемости будут соприкасаться с его специфическими гранями энергопередаваемости, тем отчетливее это образованное конвергенцией двух массивов энергопередаваемости (двух радужных спектров, имеющих различную природу) звездно-земное состояние любви и истины будет «распространяться по планете вширь и вглубь», будет «парковаться, находиться и обретаться» внутри земных объемов и ракурсов.

«Я превратился в вечерний закат…». О чем отчетливо свидетельствует и картинка, столь удачно выбранная как фон для моего блога…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.